Красный путь
Красный путь

«Зарплата – не только деньги, но и индекс ценности труда»

Наша газета сообщала ранее, что молодой учитель истории лицея № 137 Степан Кошкарев  выступил на парламентских слушаниях  в Госдуме, рассказав о низкой оплате труда педагогов.  Теперь своими мыслями о проблемах образования он поделился и с читателями «Красного пути».

– Мне 27 лет, в школе  работаю четвертый год. Решил стать учителем в конце первого курса магистратуры Омского педагогического университета, работая работягой на заводе.  Стало обидно, что потратил так много времени, изучая историю, политику, социологию, психологию и педагогику  – для чего? В зарплате потерял практически в два раза, было тяжело, но к тому времени я уже понимал, что деньги – это не все. После первого года работы мои преподаватели  порекомендовали меня в команду депутата Госдумы, первого зампреда Комитета по образованию и науке Олега Николаевича Смолина, я стал его помощником, и только это позволяет мне работать в школе. Оплата труда педагога рассчитывается от ставки, а в Омской области она – 8 572 рубля. Ставка – это нормальный рабочий режим: 18 часов. Получает педагог только  за проведенные уроки. Время, потраченное на их подготовку, проверку тетрадей, дополнительные занятия с детьми, если они не оформлены, как внеурочные занятия, не оплачивается. Подготовка  к уроку у меня занимает  полтора-три часа.  Даже если он уже был разработан, я обновляю его, нахожу дополнительный материал, думаю, как сделать интереснее. Невозможно каждый год говорить одно и то же  – тебе самому, как профессионалу, неинтересно, теряется азарт, а дети очень хорошо чувствуют искренность.

–  По данным минпросвещения,  молодых учителей в России всего  11–13 процентов, большинство педагогов –  люди пенсионного и предпенсионного возраста. Причина такого дисбаланса в низкой зарплате молодых? 

– Не только, но причины с нею связаны. Хороший учитель предъявляет к себе высокие требования. Он учит, воспитывает – отдает часть себя. А для того чтобы постоянно отдавать, надо постоянно и наполнять себя новыми знаниями, эмоциями. Но учителя сейчас, по сути, делятся на две категории: те, кто нищенствует на одну ставку, либо те, кто набирает себе побольше часов, чтобы выжить. Я проводил опрос среди молодых омских педагогов. Встречаются ситуации, когда у педагога 42 часа плюс два классных руководства. Это безумие. Плюс на классных руководителях большая бюрократическая нагрузка. О каком качестве образования и воспитания можно говорить в таких условиях? Или об индивидуальном обучении, ориентире на личность ребенка?  Где педагогу взять время на самообразование?  Взамен учитель получает быстрое эмоциональное выгорание, проблемы со здоровьем, и опять же снижение качества образования.  А те, кто выживает на одну ставку, просто не могут себе позволить театры, выставки, музеи. На второй год работы в школе моя зарплата была чуть более 12 тысяч рублей: этого с трудом хватает, чтобы заплатить за жилье и питание. Если бы не вторая работа, я бы уже давно ушел из образования и не потому,  что не хочу преподавать, а потому что нет условий.

Ну и еще одна причина – низкий статус учителя, отсутствие уважения к профессии.

– Возможно, учителя сами виноваты в отсутствии к себе уважения?

– Согласен, многое зависит от самого учителя и его профессионализма. Но при этом каждый может встретить хамство от учеников, родителей, общественности, независимо от того, какими профессиональными и личными качествами обладает. В обществе культивируется мысль, что успешность определяется финансовой состоятельностью, и на этом фоне учитель  воспринимается как неудачник. Это проецируется через СМИ, через родителей, и это видят, слышат, впитывают дети. Причем чиновники, политические и культурные деятели не пытаются защитить учителей, поднять их престиж. Даже наоборот, советуют педагогам то пойти в бизнес, то найти хороших мужей. Известный телеведущий Владимир Соловьев дошел до того, что назвал выпускников педагогических вузов «всяким сбродом, который никуда не может попасть», вопросив: «С какой пьяной радости учителя должны получать не меньше моего?» И я не видел, не слышал, чтобы педагогов защитил кто-то из высокопоставленных чиновников, как, к примеру, того же Владимира Соловьева.  Конечно, тут есть и вина самих учителей  –  их молчаливое согласие сыграло не последнюю роль в таком положении дел. Все же спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

– Почему же учителя предпочитают молчать?

– Сначала,  когда учителя могли говорить, они молчали,  а теперь бытие определило сознание, увы. Современный учитель находится в зажатом положении, ему легче согласиться и не спорить, чем что-то изменить.  Когда учителя  начинают выносить сор из избы,  на них оказывается колоссальное административное давление. В том числе часто и со стороны директора, который сильно зависим от вышестоящих органов. Выбора не остается, потому что учитель либо  любит свою работу, либо ничего другого не умеет. Это, кстати, еще одна проблема – низкий статус, зажатое положение, хамство, на которое  педагог не может ответить, приводит к тому, что постепенно он теряет не только уважение к себе, но и интерес к профессии, к новому вообще. Часто молодые учителя имеют одну квалификацию,  и не стремятся получать другую, на что нужно время, силы, а перспектив не видно. Кроме того, большинство учителей в школах – женщины старшего возраста, у которых накопилась усталость, им хочется спокойно доработать до пенсии. Даже самые нелепые инициативы  в таких условиях  будут идти по накатанной колее,  не встречая учительского сопротивления.

– Одно из самых серьезных обвинений педагогам от общества: они занимаются организацией выборов. 

– Действительно, большинство избирательных участков в России находятся в школах. Но ругать учителей за участие в выборах – это как ругать водителя муниципального транспорта за повышение проездной оплаты. Педагог находится в жестких тисках административного ресурса. К сожалению, у нас под удар попадают обычно не те, кто отдает приказы, а те, кто исполняет.  Я  всегда советую коллегам не работать на выборах в избирательных комиссиях,  а если работать, то не участвовать в манипуляциях, потому что стоит только раз что-то сделать, и выпутаться будет трудно. 

– Между родителями и школой идет постоянный спор: кто должен  воспитывать детей.  Как его прекратить и наконец  уже начать воспитывать детей?

– Родители до сих пор воспринимают школу как советскую, а школа ведь существует в рыночных условиях. Общество у нас очень разное, и ощущение, что оно до конца само не понимает, чего хочет от школы.  Образовательное учреждение  – часть экономики страны. Советская школа выполняла четкий заказ: мощной промышленности требовалась армия образованных людей. Российская же экономика  требует от современной школы выпускников, обладающих практическими знаниями, которые можно монетизировать. При этом ценность знания низкая: больше ценятся дорогой диплом, связи. Кроме того, сейчас экономика – это большей частью сырьевой сектор, для которого не так важны высокие технологии и соответственно образованные люди.

Сейчас образование подпадает под Закон о защите прав потребителей и наполнено идеологией образовательных услуг.  Именно поэтому введен ЕГЭ. Ведь если знания – товар, а школа оказывает услугу, то на выходе  мы должны  получить результат, который можно проверить. При этом о воспитании речи вообще  не идет –  его невозможно измерить, тем более гарантировать. А ЕГЭ как раз демонстрирует четкие результаты в баллах. Безусловно, в нем есть свои плюсы ­ – облегчил поступление в лучшие вузы страны детей из глубинки, учителей перестали обвинять во взяточничестве  и субъективности на экзаменах. Но при этом образование становится мертвым: роль личности педагога перестает иметь значение. Раньше ребенок знал, что учитель будет принимать экзамен, педагог в свою очередь вкладывал в ребенка то, что считал нужным, учитывая его возможности. А сейчас есть стандарт, обезличенные требования: выдать определенный набор знаний, которые предполагают их широту, но не глубину.  Обществу и государству надо уже определиться с желаемым результатом – либо учитель работает на ЕГЭ, либо – на личность ребенка.  На мой взгляд, образование не должно быть товаром, а школа – услугой. Школа – это особая сфера производства, пожалуй, самого главного в 21 веке: человеческого капитала, который, как утверждают эксперты, в наше время лежит в основе любой экономической системы.

Наталья ЯКОВЛЕВА.

Категория статьи

Вы хотите получать правдивую информацию о жизни в нашей стране, регионе, городе?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ГАЗЕТУ «КРАСНЫЙ ПУТЬ» НАША ГАЗЕТА ОППОЗИЦИОННАЯ, ПЕРЕД ВЛАСТЯМИ НЕ ПРОГИБАЕТСЯ.

Вы найдете чтение по душе:

о деятельности известных политиков и мастеров искусств, об экономике и культуре, криминальную хронику, спортивные новости, информацию о том, как правильно рассчитать пенсию, оформить ребенка в детский сад, получить самую разнообразную, а главное — полезную консультацию.

ПОДПИСАТЬСЯ НА «КРАСНЫЙ ПУТЬ» ВЫ МОЖЕТЕ:

В ПОЧТОВЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ. Подписной индекс: 53091;

В КИОСКАХ «РОСПЕЧАТИ». Обратитесь к киоскерше. Удобство заключается в том, что читатель в этом случае сможет забрать свежий номер «КП» в любое время в близрасположенном киоске, и такая подписка обойдется дешевле;

В РАЙКОМАХ КПРФ. За справками по этому виду подписки можно обратиться по телефонам: 25-13-82, 32-50-07, 32-50-08.

Приобрести свежий номер газеты вы можете и в коммерческих киосках.

Сведения о редакции

Погарский Адам Остапович

глaвный редактор

тел.: (3812) 32-50-07

Марач Вера Георгиевна

ответственный секретарь

тел.: (3812) 32-50-07

Посмотреть всех