Красный путь
Красный путь

Мы возвращались в другую страну

Сейчас, спустя тридцать лет с момента вывода советских войск из Афганистана, можно с удовлетворением отметить, что в обществе изменилось отношение к афганским событиям. Пена либеральных девяностых стекла, и вновь ветераны, воины-интернационалисты, как их называли в восьмидесятые, становятся героями, а не изгоями. Теми, кем они были и есть на самом деле. И теперь-то становится понятным, что Афганистан для Советского Союза не стал Вьетнамом. Советский Союз там «не проиграл».

Как считает видеоинженер телеканала «Обком-ТВ», а по совместительству бессменный лидер омской рок-группы «Кровавый утренник» Олег МОЛОКОВ, ветеран-афганец, награжденный правительственными наградами, одна из которых – медаль «За отвагу», в Афганистане проиграла «демократическая Россия». Человек, у которого за спиной участие в 24 боевых операциях на территории трех провинций – Герат, Фарах и Бадгиз, от штурма укрепрайона Кошари-Шаршари до вызволения попавших в засаду «духов» мирных колонн с продуктами и горючкой, о событиях судит с позиций своего опыта. Поэтому воспоминания Олега Молокова мы передаем почти без купюр.

– Сначала Горбачев совершил настоящее предательство, дав приказ на вывод всего ОКСВА (ограниченный контингент советских войск в Афганистане). А после уже правительство Ельцина отказалось поддерживать президента Афганистана Наджибулу. А ведь наши строители отстроили 220 экономически важных и инфраструктурных объектов: электростанции, элеваторы, заводы и т.д. И это всё осталось на разграбление талибам. Этот поступок Горбачева напоминает действия господина Путина, который сдал китайцам два острова на Амуре, а теперь вот настораживающие переговоры с японцами ведет.

Афганистан  не Чечня

Не надо беду России сваливать на СССР. В Советском Союзе к солдатам относились достаточно бережно. Я сужу по собственному опыту и опыту людей, меня окружавших.

Прежде чем попасть в Афганистан, мы, новобранцы, проходили курс молодого бойца в условиях, приближенных к «месту несения службы» – как в климатических, так и в географических условиях. А при формировании подразделений учитывались и многие другие факторы.

Кстати, лично я от армии «не косил», как и многие мои товарищи после окончания Омского командного речного училища. Конечно, хотелось попасть в «заграницу» – мир посмотреть, пусть и в форме. Узнав, что первые призывники часто попадают в страны Варшавского Договора и другие государства, где находились советские войска для осуществления военного баланса между СССР и капиталистическим миром, мы с другом Пашей Потеряевым первыми явились в военкомат. На пересылке в областном ДОСААФе нас построили в одну шеренгу и попросили «рассчитаться на первый и второй».

Первые отправились в Афганистан, а вторые в Германию. Друг попал в Дрезден, а я на полгода в Кушку (Туркменская ССР) для подготовки навыков разведчика – в 260­й отдельный разведывательный батальон «с последующей отправкой в Демократическую республику Афганистан».

Кстати, про факторы – все курсанты учебки имели спортивные разряды, большинство из которых «кандидат в мастера спорта». У меня было два очень важных для разведчика разряда: по зимнему многоборью 2­й разряд (стрельба, бег на лыжах и т.д.) и гиревому спорту. Неоднократно был отмечен командиром разведбата за отличные показатели в стрельбе.

Подготовка разведчиков была на самом высшем уровне: марш­броски на 24 километра, ежедневные кроссы, стрельба из разных видов оружия, саперное дело, горная подготовка, рукопашный бой. И главное – изучение истории народов, проживающих на территории Афганистана, их обычаев, и, конечно же, обязательные политзанятия. Может, поэтому ни один знакомый мне солдат не писал домой письмо «на сапоге убитого товарища». Абсолютное большинство ребят успокаивали родных сообщениями о том, что они хлеборезы, каптерщики или при штабе околачиваются. Я в течение всей службы писал в письмах, что служу каптерщиком и имею иногда проблемы недостачи простыней и всякого имущества (для правдоподобности) и мужественно преодолеваю эти армейские трудности. Зачем им было знать о том, что я в разведке. Надо жалеть родителей. Наши «подвиги» у них многие годы жизни отнимают.

И еще, в СССР очень серьезно относились к здоровью советских граждан, поэтому перед отправкой в Афганистан сделали все необходимые прививки.

Местные нас уважали

У разведки, кроме поиска, захватов и уничтожения караванов, была задача – сопровождение наших советников во время подписания мирных договоров с лидерами душманов о переходе на сторону правительства Бабрака Кармаля.

Во время таких рейдов мы узнавали много интересного про себя. Так, во время подписания в кишлаке Алиабад договора о переходе банды Ганити Мури в количестве 500 бойцов на сторону правительства Афганистана (в 1987 году было объявлено примирение) к нам подбежал местный бача (пацан) и в мирной беседе сообщил, что за голову каждого рядового разведчика нашей роты объявлено вознаграждение 3 миллиона афганей (10 тыс. долларов), а за офицера 6 миллионов афганей (20 тыс. долларов). Вознаграждение объявил Туран Исмаил, руководивший всеми бандформированиями провинции Герат из Ирана. Впоследствии хадовцы подтвердили эту информацию.

Кстати, банда Ганити Мури получила тогда от правительства Афганистана 500 автоматов АКМ, а через пару месяцев снова воевала против нас. С его бандой нам довелось столкнуться при проведении операции «пятнадцатиминутка» – срочный выезд в горячие точки на помощь бойцам других подразделений.

Выдернули нашу разведроту на усиление охраны аэропорта в Герате, куда прилетел министр обороны Афганистана. По информации ХАД (название службы государственной безопасности в Демократической Республике Афганистан (ДРА), бандформирование под руководством Ганити Мури спланировало провокацию для дестабилизации обстановки. Но с министром у них не вышло – или опоздали, или не решились атаковать. Колона с министром обороны проследовала в Герат без происшествий.

А через 5 минут мирное население стало покидать прилегающие к бетонке дувалы (дома) в кишлаке Гузара. Явная примета предстоящего боя. В этот момент там двигалась колонна наливников (автоцистерны) порожняком из Кандагара в Турагунди.

Внезапно из опустевших дувалов начался обстрел. Мгновенно были уничтожены из гранатометов головной и задний БТРы. Колонна оказалась «взаперти», а водители повыскакивали и спрятались за колесами своих автомобилей. Огонь велся беспрерывно из стрелкового оружия. На помощь выдвинулись две наших БМПэшки. Втиснувшись между «Камазами», огнем из пушек мы не давали поднять головы напирающим «духам», хотя те настырно пытались прицелиться из гранатометов, но чалмы, взвивающиеся после попадания означали, что ещё на одного «духа» стало меньше.
Боекомплект начал истощаться, а бандиты продолжали напирать с особым настырством. Стало немного тревожно, но, к счастью, из-за наших спин ударили из нурсов (неуправляемые ракетные снаряды) вертушки (вертолеты), а следом подоспели танки из 12­го гвардейского полка. Душманы были отбиты, и большое количество уничтожено. С нашей стороны погибло 12 солдат сопровождения колонны.

А при проведении операции по полному освобождению Герата нам приказали блокировать кишлак Султан-акша со стороны реки Гиреруд. Мы разместили нашу броню вдоль водоема, но, похоже, душманов в населенном пункте уже не было, так как дехкане (крестьяне) занимались спокойно своей работой, не обращая на нас никакого внимания. До начала крупных операций бандиты часто успевали уходить из зон столкновений с Советской армией.

Поэтому рейды немногочисленных и маневренных разведывательных подразделений были более результативные.

Главная работа

Выдвинулись вечером по бетонке к перевалу «Рабати-мирза» и по связи активно говорили, что направляемся на 2­ую точку. В месте, где часто пересекают дорогу караваны, потушили фары и сбавили скорость. Группа разведчиков десантировалась на ходу, а броня продолжила путь, дезинформируя эфир. Через 15 минут пути группа сообщила, что бьет караван. Осталось только вернуться и добить оставшихся «душманов», продолжавших яростно сопротивляться. В итоге было захвачено большое количество огнестрельного оружия, ручных гранатометов производства США, безоткатные орудия, гранаты, итальянские мины и патроны.

Такой же эффективной была «вольная охота» – внезапные нападения на выявленные в ходе рейда дислокации душманов.

В ходе рейда представитель ХАД (служба государственной безопасности Афганистана) сообщил, что в кишлаке Каргаскаль пережидает день караван из 12 вьючных (ишаков), груженных оружием и медикаментами. Пара десятков бандитов в охране. Мы стремительно выдвинулись и, проезжая мимо кишлака Кошари-бола, попали под гранатометный обстрел. Нам удалось подавить все огневые точки без потерь.

Внезапно со стороны Каргаскаля, до которого мы недоехали два километра, по нам начали бить из миномётов. Огонь был очень интенсивный. И когда разрывы стали приближаться к нашей броне, командир Сорокин дал команду на отход разведроты из зоны атаки. Мы откатили к бетонке, а командиры вызвали авиацию, дав им координаты. В результате на территории Каргаскаля было уничтожено около 200 бандитов и караван с оружием.

Кстати, при мне прошел первый вывод из Афганистана в 1986 году. Нашей роте пришлось изрядно потрудиться во время операции «Гранит», обеспечивающей безопасный вывод шести полков из Афгана.

Мы вернулись в другую страну

Вернувшись домой, мы вдруг увидели, что страна стала другой – перестройка в самом разгаре, «борьба со сталинизмом и тиранией». Все еще были хорошие льготы на ЖКХ, нас приравняли к ветеранам Великой Отечественной, бесплатные путевки в санатории и т.д. Нас окружили заботой комсомольские организации, благодаря которым мы совместно проводили военно-патриотическую работу с молодежью. Мне даже посчастливилось посидеть в комиссии по цензуре видеофильмов для видеосалонов вместе с товарищами из Советского райкома партии г. Омска.

А в партийных газетах еще робко, но уже начинают «борьбу» с партийными же привилегиями. (Боже мой, да спустя двадцать лет эти привилегии как детские шалости в песочнице – никто не будет вспоминать). Некоторые чиновники уже тогда стали хуже врагов. Одна фраза чего стоила: «Мы вас туда не посылали». А Виктор Цой бросил в народ лозунг «Перемен требуют наши сердца…». Подхватили… и получили то, что имеем и по сей день.

P.S. Кстати, на Донбассе ополченцы применяют для опознавания «свой-чужой» повязки на ногах и руках. Так делали подразделения разведки в Афганистане во время прочески кишлаков. Применялись повязки белые на «горку» (горный костюм) и красные на «песочку» (светлая форма).

Записал Евгений ПАВЛОВ.

 

Категория статьи

Вы хотите получать правдивую информацию о жизни в нашей стране, регионе, городе?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ГАЗЕТУ «КРАСНЫЙ ПУТЬ» НАША ГАЗЕТА ОППОЗИЦИОННАЯ, ПЕРЕД ВЛАСТЯМИ НЕ ПРОГИБАЕТСЯ.

Вы найдете чтение по душе:

о деятельности известных политиков и мастеров искусств, об экономике и культуре, криминальную хронику, спортивные новости, информацию о том, как правильно рассчитать пенсию, оформить ребенка в детский сад, получить самую разнообразную, а главное — полезную консультацию.

ПОДПИСАТЬСЯ НА «КРАСНЫЙ ПУТЬ» ВЫ МОЖЕТЕ:

В ПОЧТОВЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ. Подписной индекс: 53091;

В КИОСКАХ «РОСПЕЧАТИ». Обратитесь к киоскерше. Удобство заключается в том, что читатель в этом случае сможет забрать свежий номер «КП» в любое время в близрасположенном киоске, и такая подписка обойдется дешевле;

В РАЙКОМАХ КПРФ. За справками по этому виду подписки можно обратиться по телефонам: 25-13-82, 32-50-07, 32-50-08.

Приобрести свежий номер газеты вы можете и в коммерческих киосках.

Сведения о редакции

Погарский Адам Остапович

глaвный редактор

тел.: (3812) 32-50-07

Марач Вера Георгиевна

ответственный секретарь

тел.: (3812) 32-50-07

Посмотреть всех