КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКОЕ ОБЛАСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ВКонтакте Одноклассники Facebook Youtube RSS

ПРОГРАММА «ЗВЕЗДНЫХ ВОЙН»: К ОТПОРУ БЫЛИ ГОТОВЫ

В последнее время россияне, кроме самых оголтелых либералов, убедились, что Запад продолжает против нашей страны «холодную войну». России приходится в одиночку противостоять мощнейшему военному блоку НАТО, который с момента распада СССР только усилился, придвинувшись вплотную к нашим границам и включив в свой состав множество новых государств. При этом высказывается опасение, что если даже СССР с союзниками, имевший несоизмеримо мощную экономику, чем современная Россия, проиграл военное противостояние с Западом, то Россия тем более его не выдержит.

Как один из примеров «проигрыша» СССР в гонке вооружений приводится американская программа «звездных войн», которая якобы явилась одной из причин краха советской экономики. Но так ли всё обстояло на самом деле? Программа «звездных войн», озвученная президентом США Р. Рейганом 35 лет назад, запомнилась как главное его детище, хотя и не была реализована. Америка так и не отказалась окончательно от этой идеи, пытаясь в той или иной форме организовать систему ПРО, чтобы прикрыть свою территорию от ядерного удара. Руководство же СССР, встав на капитулянтскую позицию перед НАТО, объявило, что Советский Союз не может более соревноваться с Западом, так как не имеет для этого ни средств, ни «мозгов». А мог ли СССР в 1980-х годах нейтрализовать американскую программу «звездных войн»? 23 марта 1983 г. президент США Р. Рейган обратился к американскому народу с «Посланием о Национальной обороне и Национальной безопасности». В своей речи Рейган сказал о том, что после многих лет пренебрежения и ошибок в отношении национальной обороны, он разработал долгосрочный план, с помощью которого Америка вновь станет сильной. Чем же Рейган обосновывает своё видение Америки, как «слабой» страны? Вот что Рейган говорил в своем послании:                                                                                                             

- «За 20 лет Советский Союз накопил огромную военную мощь. Они не останавливаются, когда их силы превышают все потребности законного оборонного потенциала» - Рейган перечисляет, сколько оружия сделали русские, забывая сказать при этом, что СССР, это не Америка, которой могут угрожать только ядерные ракеты, а страна, окруженная со всех сторон военными базами США и мощными армиями американских союзников, а также весьма недружественным в то время Китаем. Поэтому СССР вынужден был постоянно укреплять свои сухопутные силы, и сравнивать количество произведенных США и СССР артиллерийских снарядов просто смешно; - «В течение последних полтора десятилетия Советы построили огромный арсенал нового стратегического ядерного оружия - оружия, что может ударить прямо по Соединенным Штатам» - Рейган сетует, что Американские ракеты Минитмен III устаревают, стратегические бомбардировщики Б-52 тоже старые, боеголовок у русских 1300 (про свои скромно умолчал), да еще русские сделали новую ракету СС-20 (РСД-10 «Пионер»). Правда, ракета эта СРЕДНЕЙ дальности, и до США не долетит, это был русский ответ на развертывание американских «Першингов» в Европе, которые как раз прекрасно долетали до СССР; - «Наша оборонительная стратегия в том, что мы нуждаемся в средствах в вооруженных силах, которые могут перемещаться очень быстро, силы, которые обучены и готовы реагировать на любую критическую ситуацию» - речь идет о «силах быстрого развертывания», которые должны быть «всегда готовы» вторгнуться в любую точку планеты. Ничего не скажешь, действительно «оборонительная» стратегия!

- «Если Советский Союз присоединится к нам в наших усилиях добиться серьезного сокращения вооружений, мы добьемся успехов в стабилизации ядерного баланса. Тем не менее, всё равно будет необходимо полагаться на призрак возмездия, на взаимную угрозу…  Не лучше ли было бы спасать жизни, чем мстить за них?» - то есть нужно что-то придумать, чтобы избежать ответного ядерного удара;

- «Что, если бы свободные люди могли жить в безопасности, зная, что их безопасность не опирается на угрозу мгновенного возмездия США, чтобы остановить Советское нападение, что мы можем перехватить и уничтожить стратегические баллистические ракеты прежде, чем они достигнут нашей территории или территории наших союзников? Я знаю, что это труднопреодолимая техническая задача, что не может быть достигнута до конца этого века… Понадобятся годы, возможно десятилетия усилий на многих фронтах» - это первое упоминание о программе СОИ (стратегической оборонной инициативы);

- «Я направляю всеобъемлющие и интенсивные усилия для определения долгосрочной программы исследований и разработок, чтобы начать достижение нашей конечной цели – устранения угрозы со стороны стратегических ракет с ядерными боеголовками» - то есть речь идет о необходимости обезвредить советские стратегические ядерные вооружения и обезопасить территорию США. Чем же была вызвана необходимость создания системы СОИ, кроме заботы о безопасности «свободных людей», ведь куда лучше для этого было бы вести переговоры о сокращении ядерных вооружений? Соотношение ядерных сил США и СССР на 1979 год составляло:

США – 2283 носителя, 10000 боеголовок; СССР – 2504 носителя, 5000 боеголовок (стратегические). Как видим, если по носителям силы примерно равны, то по количеству боеголовок США превосходили СССР в два раза, и говорить о слабости Соединенных Штатов не приходится. Почему же Р. Рейган, так беспокоясь о безопасности американцев, не стремился уменьшать накопленный ядерный потенциал путем переговоров с СССР, как это делали предшествующие президенты? Будучи непримиримым врагом Советского Союза, Рейган считал, что с СССР нужно не договариваться, а нужно его победить в «холодной войне». А так как гонка обычных ядерных вооружений зашла тупик, то способ нейтрализации советского ядерного потенциала позволял США стать мировым гегемоном, «империей добра», и программа СОИ подходила для этого как нельзя кстати. Через два дня после выступления Р. Рейгана была издана Президентская директива по национальной безопасности № 85, которая предусматривала административное и финансовое обеспечение программы СОИ. В частности, этой директивой учреждался Исполнительный комитет по оборонительным (противоракетным) технологиям. 27 марта 1983 г. министр обороны США Каспар Уайнбергер учредил, основываясь на рекомендациях специального комитета, Организацию по осуществлению СОИ (SDIO) во главе с генерал-лейтенантом Джеймсом Абрахамсоном. Были определены направления, по которым должны идти исследования. Речь, в частности, шла:

· о разработке приборов для обнаружения, сопровождения, селекции и оценки степени поражения стратегических ракет в любой из фаз их полета на фоне ложных целей и помех;

· о разработке ракет-перехватчиков стратегических МБР и БРПЛ другой стороны;

· об исследованиях в области создания различных разновидностей оружия, в том числе направленной передачи энергии (лучевого оружия);

· о создании развернутых в космосе спутников-перехватчиков МБР и БРПЛ;

· о разработке качественно новых систем управления и связи;

· о создании электромагнитных пушек;

· о разработке более мощной по сравнению с космическим кораблем «Шаттл» транспортной космической системы.

сои56 января 1984 года директивой № 119 («Инициатива в области стратегической обороны») милитаризация космоса была возведена в ранг первоочередной задачи государственной политики США до конца ХХ столетия. Реализация программы СОИ подрывала бы все основы стратегической стабильности, сложившейся в мире к тому времени. При успешной реализации программы СССР оказался бы в ситуации, схожей с периодом 1945-1949 годов, когда США обладали монополией на ядерное оружие. Тогда СССР смог в кратчайшие сроки создать и ядерное оружие, и баллистические ракеты-носители, установив паритет с США. А мог ли СССР дать достойный ответ в 1983 году на новую угрозу? Одной из важнейших составляющих нашего ответа на идею создания широкомасштабной ПРО с элементами космического базирования, сыгравшей ключевую роль в «разрушении СОИ», несомненно, был так называемый «асимметричный ответ». Сущность «асимметричного ответа» сводилась прежде всего к тому, чтобы в самых тяжелых условиях, при развертывании США многоэшелонной противоракетной обороны с использованием многообразных, в том числе упомянутых «экзотических» средств противоракетной обороны (включая различные виды оружия направленной передачи энергии — ускорители нейтральных частиц, лазеры на свободных электронах, эксимерные лазеры, рентгеновские лазеры и пр., электродинамические ускорители массы (ЭДУМ) — «электромагнитные пушки» и др.) обеспечить возможность советским ракетно-ядерным средствам в ответном ударе нанести «неприемлемый ущерб» агрессору, тем самым убедив его отказаться от упреждающего (превентивного) удара. Были выявлены ряд особо уязвимых компонентов потенциальной противоракетной обороны США (прежде всего в космических эшелонах), которые могли бы выводиться из не только посредством прямого физического поражения, но средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ). К активным мерам данного вида были отнесены различные средства наземного, морского, воздушного и космического базирования, использующие в качестве поражающего воздействия кинетическую энергию (ракеты, снаряды), лазерные и другие виды высокоэнергетических излучений. Активные контрмеры особенно эффективны против элементов космических эшелонов противоракетной обороны, которые в течение длительного времени находятся на орбитах с известными параметрами, что значительно упрощает задачу их нейтрализации, подавления и даже полной физической ликвидации [1]. Не вдаваясь в технические подробности, которые подробно описаны на страницах журнала «Техника-молодежи» советскими инженерами и учеными, стоит указать, что советская сторона имела все возможности свести на нет американскую ПРО даже в случае её успешной реализации. Как указывалось в книге «Космическое оружие: дилемма безопасности», которую подготовил Комитет советских ученых в защиту мира, против ядерной угрозы (под редакцией вице-президента АН СССР Е. П. Велихова, академика Р. 3 Сагдеева и доктора исторических наук, профессора А. А. Кокошина), главная задача таких контрмер состояла в том, чтобы сохранить при любом варианте ядерного нападения способность к неприемлемому для агрессора ответному удару [3].

Весьма эффективным средством активного противодействия для одновременного вывода из строя большого количества боевых космических станций могли бы быть так называемые «космические мины» — спутники, выводимые на орбиты, близкие к орбитам БКС другой стороны и оснащенные достаточно мощным боезарядом, подрываемым по команде. В качестве активных средств противодействия могли быть использованы и наземные лазеры большой мощности, которые уже были созданы к тому времени в СССР. Высокоэффективным средством активного противодействия боевым космическим станциям могут стать препятствия на орбитах их движения, создаваемые облаком фрагментов («космической шрапнели»), движущимся таким образом, чтобы его скорость относительно станции была достаточно велика. Например, при движении во встречном направлении относительная скорость облака «шрапнели» составит до 15 км/с. При такой скорости частица массой 30 г способна пробить защитный стальной экран (или оболочку станции) толщиной 15 В случае оружия, основанного на использовании наземных эксимерных лазеров и зеркал на геостационарной и низких орбитах, эффективной мерой противодействия, помимо выведения из строя наземного лазера, может быть также распыление легких материалов с большим коэффициентом поглощения лазерного излучения непосредственно в зоне базирования зеркала или лазера.

Краткий обзор возможных мёр нейтрализации и подавления широкомасштабной противоракетной системы с развернутым в космосе ударным оружием показывает, что далеко не обязательно ставить задачу полного ее уничтожения. Достаточно ослабить такую макросистему путем воздействия на наиболее уязвимые ее элементы, пробить в ней «брешь», чтобы сделать ее малоэффективной в отношении атакующих баллистических ракет другой стороны. Дальнейшее «насыщение» противоракетной системы может быть достигнуто за счет дополнительного развертывания относительно недорогих «ложных ракет», оснащенных упрощенной системой наведения и не имеющих боеголовок. Развертывание таких ракет, которые не могут быть надежно идентифицированы существующими техническими средствами, явится простой и эффективной с экономической точки зрения мерой (если сравнивать их стоимость с затратами на создание противоракетной системы), заставить ее фактически разряжаться вхолостую, в первую очередь на активном, наиболее важном с точки зрения новой концепции ПРО участке полета баллистических ракет.

Эффективной контрмерой может также служить такая тактика осуществления пусков МБР, которая рассчитана на «истощение» космической ПРО путем ее преждевременного срабатывания за счет определенным образом рассчитанного порядка атакующего удара. Здесь нужно сделать небольшое отступление, и посмотреть, какими возможностями в космосе располагал СССР? Советский Союз еще с 1964 года, когда появились войска противокосмической обороны, занимался созданием противоспутниковых систем [4].

К 1971 оду советские спутники-перехватчики уже были способны уничтожать американские спутники фоторазведки, летавшие примерно на высотах 200-300 км. В 1976 году была отработана противоспутниковая система быстрого реагирования, использующая метод «выпрыгивания», то есть сближение с вражеским спутником за один виток. Теперь американским спутникам грозило уничтожение вне видимости своих наземных станций слежения. Если раньше они засекали маневры перехватчика, что служило предупреждением о готовящейся атаке, и разведывательные спутники «Big Berd», представлявшие собой основные мишени, могли с помощью бортового двигателя переместиться и избежать нежелательной встречи, то против «выпрыгивания» эти противодействия оказались бессильны. На испытаниях 1976 и 1977 годов «выпрыгивание» отрабатывалось на целях, находящихся на круговой орбите средней высоты, затем — на высокой и низкой эллиптических и, наконец, на высокой круговой.

К концу 70-х доводка программы приостановилась: с американцами велись переговоры о противоспутниковых системах. Взамен отказа от своих перехватчиков СССР требовал от США моратория на испытания «шаттлов», которые были способны решать и противоспутниковые задачи. Хотя в дальнейшем выяснилось, что эти опасения были напрасны: шаттл "Челленджер" взорвался 28 января 1986 года, шаттл "Колумбия" - 1 февраля 2003 года, после чего программа «Space Shuttle» была прекращена 21 июля 2011 года [9]. Таким образом, имеющая явное целевое военное назначение программа «Space Shuttle» провалилась [7].

Как указывал в своей статье Станислав Зигуненко [5], бессмысленно говорить о свертывании СОИ, ибо она, по сути, так и осталась на бумаге. С самого начала эта программа, экономически совершенно нереальная, задумывалась как грандиозный пропагандистский блеф, рассчитанный на запугивание СССР. Как оказалось, для того чтобы выводить из строя околоземные объекты, вовсе не надо посылать в космос одноразовые лазеры, инициируемые взрывом ядерного заряда и способные разнести цель, что называется, на атомы. Луча куда менее мощного лазера, находящегося на поверхности, вполне достаточно, чтобы вывести из строя оптические системы, навигационную аппаратуру, радиоэлектронное оборудование. Оставшееся же «железо» практически никому не нужно, оно превращается в космический «мусор». В СССР был создан чудо-лазер усилиями Троицкого института инновационных и термоядерных исследований (ТРИНИТИ), расположенного в Подмосковье. Поняв, что они отстали, американцы забеспокоились. И в начале 90-х гг. развернули программу разработки лазерного оружия как наземного, так и воздушного базирования. В начале октября 1997 г. информационные агентства мира дали короткую заметку об эксперименте американцев, заключавшемся во «взаимодействии наземного лазера и спутника на орбите». Инфракрасный химический лазер, базировавшийся на полигоне в штате Нью- Мексико, сделал два «выстрела» по спутнику ВВС США, находившемуся на орбите высотой 420 км. Эксперимент американцев закончился по существу неудачей, поскольку ни первая вспышка длительностью около 2 с, ни вторая — в 5 раз продолжительнее — не нанесли повреждений ни одной из систем спутника. В скором времени, как известно, программа «звездных войн» была свернута. Одной из причин тому стало «сверхсекретное русское чудо» - СО2-лазер мощностью в 1 млн Вт. Говорят, это и был наш знаменитый «асимметричный ответ», обещанный М.С. Горбачёвым американцам. И когда сенаторы США, побывавшие на одном из наших полигонов, своими глазами увидели действенность этого лазера, финансирование программы СОИ тут же было свернуто. Зачем гробить кучу денег на космическую технику, которая довольно просто нейтрализуется с Земли? Впрочем, не только наша демонстрация силы привела к свертыванию программы «звездных войн». Сама программа СОИ изначально была своего рода блефом. Американцы просто хотели, чтобы мы втянулись в безумно дорогую гонку космических вооружений. И тут, надо сказать, они преуспели. Создание ныне никому не нужного «Бурана», тех же сверхмощных лазерных установок (СО2-лазер, кстати, был не единственным - еще одна установка была смонтирована на сухогрузе «Диксон», при дележе Черноморского флота доставшегося Украине) сильно подорвали экономику СССР [8].

Но всё можно и нужно было делать, не перенапрягая свою экономику. Еще одним интересным проектом «асимметричного ответа» было создание советской «глобальной ракеты». Замысел американской многоэшелонной системы ПРО с элементами космического базирования: 1 — активный участок траектории полета МБР; 2 — боевая космическая станция; 3 — спутник раннего предупреждения; 4 — ракета с рентгеновским лазером, запущенная с подводной лодки; 5 — разделение головной части МБР (разведение боеголовок и отделение ложных целей); 6 — мощная наземная лазерная установка; 7 — переотражающее орбитальное зеркало; 8 — средний участок траектории полета боеголовок; 9— спутник сопровождения, распознавания и целеуназания; 10 — космическая платформа с ускорительным оружием; 11 — конечный участок траектории полета боеголовок; 12 — авиационный ракетный комплекс перехвата; 13 — противоракеты дальнего и ближнего действия. Идея её проста, как все гениальное: траектория полета баллистической ракеты, идущей на известную дальность, предсказуема. Преодолевая свои 10—12 тыс. км, она поднимается над поверхностью Земли на полторы-две тысячи километров. А это означает, что радиолокаторы обнаруживают их на дистанции 4—8 тыс. км, и для ответной реакции остается целых 12—15 минут — не мало. К тому же большая, но все же ограниченная, дальность МБР и взаимное расположение СССР и США практически однозначно определяют направление траекторий — через Северный полюс. Следовательно, систему ПРО (или хотя бы обнаружения) можно делать не круговой, а секторной — что, естественно, значительно дешевле. Словом, у МБР тоже есть недостатки. Траектория полета «глобальной» ракеты иная. Боевая часть с тормозным ракетным блоком (практически, уже орбитальный бомбардировщик) не идет по баллистической параболе в заданную точку, а выходит на орбиту, на очень низкую орбиту, всего 150 км. Продержится она там один-полтора витка, но больше и не надо. К цели она может подойти, теоретически, с любого направления (разработчики называли ее "межконтинентальная ракета Москва—Ленинград»). А локаторы — если они здесь будут — обнаружат ее на дальности лишь 500—600 км, за две минуты до попадания! В принципе, хотя это сложнее, можно вывести «полезную» нагрузку повыше, откуда она ударит не через виток, а спустя несколько суток. Что существенно в контексте стратегического сдерживания — эта система оружия нанесет прицельный, «хирургический» удар даже в том случае, если будет уничтожено все остальное. Как атомные подводные лодки, она способна переждать первый залп! Разумеется, создание описанного боевого космического комплекса стало бы лишь первым шагом (и обошлось бы недорого); новое — только системы вооружения, вся же «служебная» часть уже отработана! Самое интересное — никакие международные договоры при этом не нарушались. «Договор по космосу», запрещает размещение на орбитах ЯДЕРНОГО оружия («массового поражения»). Оно, его чудовищная мощность, призваны компенсировать неизбежные промахи носителей. Но если реализуется наведение на конечном участке, можно обойтись вообще без взрывчатки: вольфрамовая (или из обедненного урана) болванка, разогнанная до 20—30 «махов», при прямом попадании способна сокрушить и высокозащищенный бункер глубокого заложения [7]!

Но и это ещё было далеко не всё. В 1985 году Советский Союз вывел на орбиту девять спутников-истребителей «Полет». Колоссальный разрывной заряд, узкое сигарообразное тело тридцатиметровой длины - робот-камикадзе! С мощным реактивным двигателем и антенной поискового локатора. Оружие, разработанное ОКБ-52 академика В.Челомея еще в 1963 году. Обладая большим запасом горючего, наш космо-истребитель мог долго маневрировать, гоняясь за американскими спутниками, вынуждая их быстро тратить топливо и выходить из строя. Подпускать его на расстояние ближе 80 километров американцам было опасно: русский корабль-убийца мог уничтожить чужой орбитальный комплекс. Обходясь в сотни раз дешевле ожидаемых боевых платформ США, русские «примитивные» роботы-камикадзе могли в клочки разодрать всю напичканную суперэлектроникой систему СОИ. Был разработан и успешно опробован пилотируемый вариант космического истребителя. Трехместный «Алмаз» начали создавать в 1964 году в ОКБ-52 все того же академика Челомея - как станцию для ведения разведки. Именно в это время у американцев начинаются разработки спутников-перехватчиков и аппаратов-буксировщиков, способных захватывать наши околоземные машины и стаскивать их с орбиты. Для их уничтожения «Алмаз» оснащают 23-миллиметровой пушкой, неподвижно закрепленной в корпусе. Бить из нее можно было по-истребительному, наводя ее поворачиванием всей станции. Первый успешный запуск «Алмаза» произвели 25 июня 1974 года. А 4 июля корабль «Союз-14» доставил на борт полковника Павла Поповича и подполковника Юрия Артюхина. В целях секретности станция официально называлась «Салютом-3». Аппарат работал отлично, периодически отправляя на Землю спускаемые капсулы с отснятыми пленками. Были даже проведены стрельбы из пушки, давшие отличные результаты. Но, увы, не ладилось дело с созданием многоразового возвращаемого корабля, а в 1981 году работы над «Алмазом» прекратили.

В 1987 году был готов «Скиф-Д» - прототип космического истребителя с лазерной пушкой. «Скифы» означали нашу полную победу в борьбе за ближний космос. Ведь каждый истребитель типа «Полет» уничтожал всего один космический аппарат врага, погибая при этом сам. А вот «Скиф» мог долго летать на орбите, поражая своей лазерной пушкой чужаков. Его лучевое оружие не нужно было делать дальнобойным - хватило бы и двадцати-тридцати километров действия [10]. На пресс-конференции в Рейкьявике 12 октября 1986 г. М. С.Горбачев заявил: «Ответ на СОИ будет. Асимметричный, но будет. При этом нам не придется жертвовать многим». К тому времени это уже было не просто декларация, а выверенная и подготовленная позиция. СССР мог дать Америке этот ответ. Но правительство Горбачева встало на позицию капитуляции перед США и НАТО. Среди кремлевских лидеров сложилось убеждение: система «звездных войн» может быть на самом деле создана, будет работоспособна и представит серьезную угрозу для советских стратегических арсеналов. Уже тогда наши ученые говорили: даже если американцам удастся преодолеть все непреодолимые пока технические трудности, есть тьма-тьмущая дешевых способов опрокинуть всю систему «звездных войн». Американцам было не под силу вытянуть программу «звездных войн» - затраты приближались к нескольким сотням миллиардов долларов. Пойди американцы на развертывание СОИ - и их, а не наша экономика, пала бы, не выдержав астрономических расходов. Но даже если бы США и рискнули выбросить сотни миллиардов на свои околоземные затеи - не было бы ситуации, более выгодной для Советского Союза. Ибо средства противодействия, которые уже имелись в СССР, обходились бы нам на порядки дешевле, даже по мировым ценам. Образно говоря, потраченный СССР рубль мог пустить насмарку сотню долларов, выброшенных Западом на систему «звездных войн».

Топорков А.С.

 

Список литературы:

[1] [Электронный ресурс] // URL:http://www.pandia.ru/text/77/294/84028.php

[2] Подберезкин А., Чапис А. Звездные миражи, или что в действительности скрывается за

планами милитаризации космоса. // Техника-молодежи. 1986 № 3 С. 60-62.

[3] Велихов Е.П., Сагдеев Р.З., Кокошин А.А. Меры и средства противодействия ударному

космическому оружию. // Техника-молодежи. 1987 № 2 С. 50-54.

[4] Кузнецов А. Астрономически точные слухи, или Догонялки на околоземных орбитах.

// Техника-молодежи. 1993 № 5 С. 40-41.

[5] Зигуненко С. // Техника-молодежи. 1998 № 1 С. 12-13.

[6] Александров С. Меч, ставший щитом. // Техника-молодежи. 1998 № 4 С. 31-34.

[7] Александров С. // Техника-молодежи. 1999 № 2 С. 17-19, 25

[8] Славин С. «Лучи смерти». Уже не фантастика. // Техника-молодежи. 2008 № 3 С. 12-15.

[9] Муромов И.А. 100 великих авиакатастроф. Изд-во «Вече», 2004 – 528 с.

[10] Калашников М. Сломанный меч империи. Изд-во «Крымский мост–9Д», 1999 – 506 с.